FT: ЕС разных скоростей интеграции – ключ к вступления Украины

«Международный порядок меняется и ЕС должен меняться вместе с ним», — сказал премьер-министр Педро Санчес, когда Испания этим летом взяла на себя председательство в ЕС. Его слова суммируют новый почти консенсус в Европе.

На смену десятилетию, в течении которого ЕС пытался сдержать свой распад, резко пришел политический императив внутренней интеграции с целью расширения наружу. И прежде всего речь идет о вступлении Украины.

«Этот сдвиг получил мощный толчок на прошлой неделе, когда франко-немецкая группа из 12 экспертов изучала, как реформировать ЕС перед любым расширением. Хотя их отчет не представляет ни французскую, ни немецкую политику, он имеет достаточно официальный статус, чтобы быть основой для переговоров между лидерами Евросоюза. Он также достаточно хорошо балансирует между смелым и достижимым, чтобы начать серьезную дискуссию», – говорится в статье Financial Times.

«Группа двенадцати» стоит перед неизбежной дилеммой и неудобной правдой. Дилемма заключается в том, что, несмотря на широкое согласие с тем, что расширение требует реформирования ЕС, существует мало согласия по поводу того, какими должны быть эти реформы. Правда заключается в том, что даже без новых членов функционирование блока нуждается в срочном улучшении. И это нужно как для усиления решительности, так и для восстановления универсального применения верховенства права и основных ценностей ЕС.

«Группа пришла к выводу – и он, безусловно, правильный – что амбициозная реформа должна сочетаться с окончательным принятием Европы с разными скоростями. Это означает появление в Европе четырех концентрических кругов: внутреннее ядро, сам ЕС, «ассоциированное членство» (что в основном означает участие в едином рынке) и свободные связи в рамках нового Европейского политического сообщества», – пишет издание, отмечая, что эти «круги» будут накладываться, поскольку уже есть страны, стремящиеся к большей интеграции, но принадлежащие к разным группам. Например, есть страны, не имеющие членства в ЕС, но входящие в Шенгенскую зону.

Что касается реформ, то они предполагают несколько важных изменений, каждое из которых само по себе трансформирует европейскую политику. Предполагается, что и ЕС, и кандидаты на членство должны взять на себя обязательство быть готовыми к расширению до 2030 года. Реформы также предполагают внедрение процесса принятия решений в ЕС, в частности путем увеличения общих расходов и более квалифицированного голосования большинством голосов. В идеале такое голосование должно касаться всех решений на уровне ЕС, кроме конституционных, включая фискальные вопросы. Бюджет ЕС должен увеличиться, также требуется мощное антикоррупционное ведомство для мониторинга самих институтов союза. А еще реформы должны предусматривать упрощение процедуры приостановки финансирования и права голоса за нарушение верховенства права.

Многие из этих идей не новые, но контекст делает их по-новому актуальными. Предложение о создании «коалиций желающих» стран для управления новыми общими расходами через голосование большинством кажется особенно перспективным. Также нет никакой новости о том, что некоторые страны никогда не примут эти идеи. Поэтому группа предлагает некоторые «пряники», такие как отказ от более глубокой интеграции, «гарантии» суверенитета, когда речь идет о сильных национальных интересах, и создание «палаты», где верховные суды ЕС и национальные суды могли бы обсуждать разногласия законодательства ЕС с национальными конституциями. Собственно премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий именно это и предложил 2 года назад.

«Достаточно ли этого, чтобы двигаться вперед? Скептики скажут, что нет, потому что большинство изменений нуждаются в одобрении как Венгрии, так и Польши. Но два года назад они согласились на новые условия финансирования ЕС, что предполагается использовать против них. Власть кошелька сильна. Если страны, оплачивающие большинство счетов, считают такие реформы полезными, будет трудно им противоречить», – говорится в статье.

Впрочем, «Группа двенадцати» совершила два греха. Первый из них связан с тем, что в своих рекомендациях она не рассматривает дифференцированную интеграцию как геополитический инструмент для притяжения большего количества стран на орбиту ЕС. Упоминается разве что о том, что страны Африки могут получить «гостевой статус» в Европейском политическом союзе.

Второй грех гораздо хуже. Группа считает, что «…страны с длительными военными конфликтами не могут присоединиться к ЕС… присоединение стран со спорными территориями должно включать пункт о том, что эти территории смогут присоединиться к ЕС, только если их жители этого захотят».

«Если применить это положение к Молдове и Украине, чье затруднительное положение стало движущей силой этого нового толчка к реформам, тогда оно фактически повторяет слова диктатора в Кремле и дает России право вето на их вступление в Евросоюз. Это пощечина старой мечты о «единой и свободной Европе»», — пишет издание.

Лидеры ЕС должны решительно проигнорировать эту конкретную идею, когда они встретятся в Гранаде через несколько недель. Однако им следовало бы серьезно рассмотреть все остальное.

Последние новости

Похожие новости