NYT: Россия все еще может победить в войне с Украиной, как этого не допустить?

Украинцы сохраняют мужество и стойкость в войне с Россией. Но им присуще и коечто другое, что поражает: это если не пессимистический, то по крайней мере глубоко трезвый взгляд на масштабы военных вызовов, с которыми они имеют дело.

«Почему украинцы так чувствуют себя? В конце концов, украинская армия превзошла практически все обоснованные прогнозы своей боеспособности. Они сорвали первоначальные военные цели России, вернули 54% территории, захваченной Россией с начала войны, и нанесли потрясающие потери российским военным как в материальной, так и в живой силе», – пишет в статье для New York Times ветеран войны в Ираке 2003 года бывший конституционный судья США Дэвид Френч.

Он пишет, что после нескольких месяцев контрнаступления, в течении которых армия Украины дорого заплатила за освобождение небольшой территории, он понимает, почему взгляды украинцев на столько мрачны.

«Украинские лидеры не обманывали меня, когда умаляли ожидания военного успеха. Они делились настоящими опасениями. После более чем года боевых действий украинцы знают, что при отсутствии большой поддержки Запада они будут Давидом, который борется с Голиафом. Россия все еще владеет огромными преимуществами, и, несмотря на все свои первые успехи, Украина все еще может проиграть войну», – пишет Френч.

Чтобы лучше понять нынешнее положение дел, автор предлагает рассмотреть несколько вопросов о войне, которые ему часто задают в США после его поездок в Киев. Он объясняет, что его ответы основываются на разговорах с высокопоставленными украинскими чиновниками, нынешними и бывшими американскими чиновниками, нынешними и бывшими военнослужащими, а также на отслеживании информации из открытых источников о передвижении и тактике войск, где это только возможно.

Последнее украинское контрнаступление продолжается уже несколько месяцев. Почему оно не добилось значительного прогресса?

Оглядываясь назад, наверное, лучше было бы спросить: почему кто-то думал, что такой прогресс будет?

«Попросите генерала НАТО атаковать сильно укрепленную линию обороны без преимущества в воздухе, без преимущества в артиллерии и без явного преимущества в численности. Первый вопрос, который он, скорее всего, задаст, будет таким: «Можно ли подождать с атакой, пока у нас не будет преимущества хотя бы в одной из этих категорий? Или, может быть, в двух?». Я бы очень хотел подождать, пока мы не получим все три», – пишет Френч.

Он допускает, что прошлые успехи Украины породили нереалистические ожидания по поводу будущих результатов. Из-за них на Западе появилась надежда, что ошеломляющий успех будет и в украинском наступлении на подготовленные российские укрепления. Френч признает, что подобные расчеты были нереалистичными. И поэтому его не удивляет, почему украинские чиновники, с которыми он разговаривал в мае, были встревожены чрезмерными ожиданиями Запада.

Но я читаю, что Украина наконец-то достигла некоторых реальных успехов. Может ли еще случиться прорыв?

Это возможно, но не стоит рассчитывать на это. Правда, что армии могут быть доведены до предела, и постепенный успех может в конечном счете принести большие победы. К примеру, после Дня высадки в Нормандии союзники неделями прорывались в кошмарных условиях, прежде чем наконец добиться успеха.

Но в этом и кроется опасность. Командиры могут долго продолжать наступательные действия, толкать солдат и армии к переломному моменту, веря, что настоящий прорыв уже не за горами.

«Исторические аналогии могут быть несовершенными, но вспомните немецкое весеннее наступление 1918 года в конце Первой мировой войны. Немецкая армия наносила удар за ударом по союзникам, достигла ограниченных успехов, но в процессе обескровила себя, что сделало ее уязвимой перед мощными наступательными операциями союзников, выигравших войну в конце лета и осенью», – пишет американский военный в отставке.

То есть, Россия все еще может победить?

«Да. Если быть откровенным, я не вижу ничего похожего на приближение коллапса украинских сил или российский блицкриг, даже если украинское контрнаступление будет слишком дорого стоить Украине. Значительная часть ударной силы российской армии была уничтожена. Но не трудно заметить, что изменение динамики на поле боя в сочетании с перспективой уменьшения западной поддержки может привести к поражению, которое, возможно, будет еще более разрушительным и деморализующим, чем первоначальный российский план захвата Киева за считанные дни», — пишет Френч.

То, что когда-то предполагалось как молниеносная российская атака, превратилось в мрачное состязание воли. И хотя украинцы готовы бороться, они не смогут удержать Россию без постоянной поддержки Запада. Это значит, что победа России над Украиной будет также победой над США и потрясающим поворотом судьбы для Владимира Путина после колоссальных просчетов его первоначального плана.

«Если Украина будет вынуждена пойти на мир, даже если она сохранит, например, контроль над Киевом, то легко представить себе падение Владимира Зеленского, восстановление российского доминирования в украинских делах и восстановление престижа избитой российской армии. В конце концов, она победит классическим российским способом: выдержав больше, чем мог выдержать ее противник», — объясняет автор, добавляя, что это было бы катастрофическим результатом для безопасности США, Запада, независимости Украины и международного порядка.

Существует ли сценарий победы Украины?

Да, но только если западная помощь будет продолжать поступать. Украина предстала перед сложнейшей задачей. Она вводит множество новых видов оружия и тактик в армии, уже борющейся за свою жизнь. В такой ситуации проблемы неизбежны.

Способ ведения войны в Украине отличается от того, как силы НАТО привыкли вести бои. И наиболее логичным подходом к конфликту остается достижение синтеза между этими двумя методами, а не полная перестройка украинской тактики, особенно когда украинская армия воюет лишь с частью возможностей НАТО.

Республиканская партия могла бы привести убедительные доводы в пользу того, что подход президента Джо Байдена сам по себе мешает Украине. Ведь помощь оказывается слишком медленно и только после многих месяцев мольбы со стороны Киева. Украина, вероятно, была бы в гораздо лучшем положении, если бы получили самолеты F-16, танки Abrams и ракеты ATACMS раньше и в большем количестве.

Однако, несмотря на эти просчеты, можно утверждать, что соединение западного оружия и украинской доблести дает мощный результат как на фронте, так и за его пределами. За исключением захвата Россией Бахмута в начале этого года, ее армия потеряла значительные позиции с момента своего первоначального наступления, кульминация которого наступила еще весной 2022 года.

«Существует мнение, что пока Украина будет продолжать получать западную помощь, внедрять все больше западных вооружений в свою армию и продолжать развиваться, она сможет медленно, но неуклонно оттеснять россиян. Возможно, но только возможно, что это может даже привести к внезапному краху врага», – пишет автор.

Что может произойти на самом деле?

По мнению Френча, наиболее вероятным результатом будет какая-нибудь патовая ситуация. И под «патовой ситуацией» он подразумевает что-то посредине между согласием Киева на невыгодный мир и полным вытеснением России с украинской территории. Скорее всего, ситуация будет более похожа на конец войны в Корее, где чередование атак и контратак в конце концов превратилось в статическую и стабильную линию обороны.

«Но есть хорошие патовые ситуации и плохие патовые ситуации. Корейская война – яркий пример. Северная Корея потерпела полное поражение в своем стремлении объединить полуостров. И хотя силы ООН были вытеснены с Севера китайскими дивизиями, наступившее перемирие оставило Юг свободным, под защитой США и, в конце концов, создало условия, в которых родилась современная нация, одна из наиболее динамичных стран мира с точки зрения культуры и экономики», – говорится в статье.

По мнению Френча, именно так может выглядеть хорошая ситуация для Украины. Конечно, так Россия может сохранить часть территории на востоке, но большинство регионов Украины будут свободными, независимыми и на пути вступления в НАТО. Через 10 лет украинская армия все еще будет вооружена, чтобы сдерживать Россию, но будущее Украины будет больше похоже на будущее Южной Кореи, чем, скажем, Беларуси.

Плохая патовая ситуация будет означать, что Россия не только сохранит значительную часть украинской территории, но и угроза возобновления боевых действий запугивает как Украину, так и Запад, создавая условия для белорусского сценария. Страна будет вроде бы независимой, но полностью под российским каблуком. Такая патовая ситуация в конечном итоге будет победой России замедленного действия. Она сделает Путина и его преемника более сильными, Украину покоренной, а Запад, вероятно, разделенным и неопределенным.

Если патовая ситуация вероятна, то почему бы не настаивать на мире сейчас?

На этот вопрос есть два быстрых ответа. Во-первых, нет никаких признаков того, что хотя бы одна из сторон считает, что конфликт зашел в тупик.

«И если Запад действительно пытается завести конфликт в тупик, скажем, удерживая оружие, необходимое Украине для продолжения наступления и отражения дополнительных российских атак, то это делает мир менее, а не более вероятным. Другими словами, слабость не приведет к великодушию России», – говорится в статье.

Френч напоминает, как во время поездки в Украину неназванный украинский чиновник рассказал ему о теории победы Путина: давить как можно сильнее, а затем ждать выборов на Западе. Готовность США и Европы пойти на мирные переговоры сейчас была бы подтверждением его стратегии. Если Запад пойдет на уступку и откажет Украине в присоединении к НАТО или не предложит других гарантий безопасности, это станет для Кремля окончательным оправданием его атаки.

«Другими словами, хотя Давид может однажды победить Голиафа, если мы позволим Давиду остаться Давидом – совершенно одиноким против гораздо более сильного врага – это лишь вопрос времени, когда он упадет», – предостерегает автор.

Последние новости

Похожие новости