Атака на Израиль. Как такое вообще могло произойти?

Праздник Симхат Тора — последний в цикле осенних новогодних праздников еврейского религиозного календаря, когда заканчивается годовой цикл ритуального чтения Пятикнижия и свиток перекручивается к началу, — считается в иудаизме самым радостным. Но в этом году праздник обернулся для израильтян ужасной трагедией.

Субботним утром 7 октября сотни боевиков ХАМАС, экстремистской организации, вот уже 16 лет де-факто руководящей Сектором Газа, прорвали забор безопасности вокруг палестинской территории и бросились к израильским населенным пунктам. Одновременно террористы начали массированный ракетный обстрел городов юга и центра страны.

Комбинированная атака с использованием бульдозеров на земле и беспилотников в воздухе оказалась ошеломительно эффективной. Места для прорывов были выбраны удачно, а высадка боевиков с парапланов дополнительно дезориентировала израильских военных. Сообщалось также о неоднократных попытках морского десанта, которые, правда, судя по официальным сообщениям, были отражены. Несколько небольших кибуцев (коллективных сельскохозяйственных поселений) и поселков в течение дня контролировались террористами. Видеокадры с издевательствами над взятыми в заложники израильскими девушками и детьми, с осквернением трупов погибших шокировали сеть.

В конце второго дня боевых действий известно о приблизительно шести сотнях погибших израильтян и двух тысячах госпитализированных. Среди убитых террористами — двое граждан Украины. Оценки количества выпущенных по Израилю ракет колеблются от трех до пяти тысяч.

Армия обороны Израиля спешно отозвала военных из праздничных отпусков и развернула мобилизацию резервистов. К границе Сектора Газа были стянуты четыре армейские дивизии. По объектам ХАМАС в самой Газе было нанесено несколько сотен авиаударов.

ads_loader(‘.advertising_6’,»«,’https://pagead2.googlesyndication.com/pagead/js/adsbygoogle.js’,function() {(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); });

Хотя перестрелки с отдельными группами террористов, проникших на израильскую территорию, продолжались до вечера воскресенья, в целом к концу второго дня противостояния силы обороны Израиля вернули контроль над ситуацией на юге страны.

Но с возвращением боевиков из их бандитского рейда кошмар для израильтян не закончился. Террористы взяли в заложники и похитили значительное количество гражданских лиц. Точное их число к моменту написания статьи еще не установлено, но оценка в полторы сотни людей кажется реалистичной. Есть также израильские военнослужащие, попавшие в плен.

Ситуация развивается крайне динамично. Но есть несколько вопросов, которые сложно не затронуть уже сейчас, анализируя происходящее.

И первый естественный вопрос: как такое вообще могло произойти?

После того, как 17 лет назад правительство Израиля эвакуировало из Газы поселения и вывело оттуда армию, а власть в Cекторе захватил ХАМАС, контроль над периметром анклава всегда был приоритетным вопросом в повестке дня сферы безопасности. «Умные» датчики, наземные патрули и постоянное наблюдение с воздуха должны были гарантировать, что никто не приблизится незамеченным к забору, огораживающему палестинскую территорию. В последние годы к этому была добавлена система, призванная предупредить строительство подземных туннелей, еще десять лет назад приносивших множество хлопот израильским службам безопасности. Но все это не помешало мобильным группам террористов прорвать периметр во многих местах. Реакция израильтян безнадежно запаздывала. Средств для оперативного устранения прорывов на месте оказалось критически недостаточно.

Главную претензию здесь, вероятно, нужно адресовать не немногочисленным военным, которые остались на дежурстве и первыми встретили террористов. Под жесткую критику попали спецслужбы. Как можно было прозевать подготовку к такой масштабной военной операции? Получается, что все технические средства наблюдения и шпионажа, а также огромная агентурная сеть, которая, как считается, есть у израильских служб безопасности в среде профессиональных палестинских радикалов, оказались беспомощны.

Сравнение террористической атаки, произошедшей в прошлые выходные, с Войной Судного дня напрашивается не только из-за полувекового юбилея последней. В 1973 году иорданское и египетское нападение, тоже начавшееся во время важного религиозного праздника, так же застигло израильское военно-политическое руководство врасплох. Сегодня граждане страны вновь утратили ощущение защищенности, которое формировалось десятилетиями абсолютного доминирования израильской армии над всеми потенциальными противниками. И за это унижение, бесспорно, кто-то должен ответить.

Как правило, в подобных случаях в Израиле разбор полетов откладывают до окончания острой фазы боевых действий. Армии сначала нужно дать закончить свою работу, а потом уже выяснять причины ее начального провала. Но очевидно, что выводы будут сделаны не только в сфере организации разведки и оценки потенциала противника. Похоже, встанет и вопрос о политической ответственности руководства страны.

Сейчас, конечно, все политические силы, включая оппозицию, еще два дня назад не стеснявшуюся в выражениях в отношении премьер-министра Беньямина Нетаньяху, демонстрируют конструктивную способность сплотиться и подставить плечо правительству в тяжелый для страны момент. Но, кроме тактических ошибок, окончательно стала очевидной преступная недальновидность стратегического курса Беньямина Нетаньяху на палестинском треке. Полтора десятка лет израильские правительства, по сути, игнорировали, унижали и делегитимизировали руководство Палестинской национальной автономии (ПНА). После захвата ХАМАС власти в Газе в 2007 году Рамалла контролирует только палестинские территории в Иудее и Самарии (то есть на Западном берегу реки Иордан). Сам этот факт делал какие-либо серьезные переговоры с ПНА бессмысленными, что было очень удобно правому израильскому правительству, не настроенному на какие-либо уступки и компромиссы со своей стороны.

А вот ХАМАС, который учился разговаривать с Израилем на языке силы и угроз, иногда добивался своего, завоевывая все большую поддержку палестинцев, в том числе и на Западном берегу реки Иордан. Так, много очков популярности исламистской группировке добавил обмен более тысячи террористов, содержавшихся в израильских тюрьмах, на одного захваченного заложника — капрала Гилада Шалита. При этом все витки конфронтации с Газой не угрожали всерьез власти террористов, контролирующих Сектор.

ads_loader(‘.advertising_18’,»«,’https://pagead2.googlesyndication.com/pagead/js/adsbygoogle.js’,function() {(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); });

Беньямин Нетаньяху выбрал стратегию «управления конфликтом», а не попыток его решения. К чему эта стратегия привела, в прошлую субботу увидели и ужаснулись все.

Действующего премьера обвиняют и в том, что контраверсионная судебная реформа, которую продавливало его правительство, несмотря на отчаянное сопротивление оппозиции, расколола и ослабила израильское общество. Вряд ли справедливо возлагать на него ответственность за то, что генералитет тоже был вовлечен в эту полемику. Но утверждение, что внутриполитическая борьба была бесспорным приоритетом правительства, будет верным. А это, к сожалению, приводило в том числе и к политическим назначениям на министерские должности людей не только некомпетентных, но и склонных к подстрекательскому поведению, таких как министр национальной безопасности с праворадикальными взглядами Итамар Бен-Гвир.

Пока, конечно, рано говорить о возможном масштабе войны, которая, похоже, лишь начинается. Но очевидно, что на этот раз израильское военно-политическое руководство просто не может позволить себе отступить, как это происходило после операций против ХАМАС ранее. Бомбардировками по Газе и отчетами о «серьезном ущербе, нанесенном инфраструктуре террора» на этот раз не отделаешься. Да и освобождение заложников вряд ли возможно без того, чтобы израильская армия физически вошла на территорию Сектора.

Логика развития конфликта позволяет предположить, что сейчас серьезно рассматривается возможность полного отстранения ХАМАС от власти в Секторе Газа. После субботнего шока вряд ли израильское общество ожидает от правительства чего-то меньшего.

Если такое решение будет принято, это означает продолжительную и кровавую военную операцию, которая с учетом особенностей Газы неизбежно приведет к вполне реальной масштабной гуманитарной катастрофе. Она будет сопровождаться массовым исходом беженцев, если, конечно, Египет откроет границы.

В последний раз израильские солдаты доходили до центра Сектора во время операции «Литой свинец» в далеком 2008 году (в пограничных кварталах проходили бои и во время «Несокрушимой скалы» в 2014-м). Построенные с тех пор бункеры, туннели, коммуникации вероятно превратили густонаселенный Сектор в сплошной укрепрайон. Неторопливо разрушая квартал за кварталом, израильская армия, безусловно, технически способна дойти через палестинскую застройку до Средиземного моря, но как долго международное сообщество будет наблюдать за трагедией сотен тысяч гражданских лиц?

Армия обороны Израиля имеет достаточно сил и средств, чтобы физически уничтожить ХАМАС как боеспособную военно-политическую структуру, правда, вместе с большим количеством гражданских палестинцев. Вероятно, потери Армии обороны Израиля тоже будут значительными, но прошлый уикенд и так стал рекордным по израильским потерям за последние полвека. После этого никакие дополнительные потери не будут казаться израильскому обществу чрезмерными, чтобы раз и навсегда устранить источник угрозы.

Но главной проблемой будет не цена победы, а то, как ею распорядиться. Возвращения к глухой ситуации двадцатилетней давности, когда израильские силовики пытались физически контролировать территорию Сектора, очевидно, не будет. Но сможет ли Израиль передать контроль над Сектором относительно легитимному палестинскому руководству в Рамалле? И согласится ли ПНА на такой малопривлекательный в целом для нее вариант?

Отдаленные гипотетические последствия израильской военной операции сейчас спрогнозировать невозможно. Но есть определенные очевидные итоги произодшего за последние два дня. Боюсь, что для Украины драматичные события на Ближнем Востоке не означают ничего хорошего.

На карте мира появилась еще одна горячая точка, причем в регионе, который всегда привлекал значительную часть внимания политических тяжеловесов планетарного масштаба. Для Вашингтона и Брюсселя Украина и ее сопротивление российской агрессии отошли на второй план. Дерзкая террористическая атака заставила забыть о трагедии на поминках в селе Гроза и о сотнях других трагедий, происходящих на нашей территории ежедневно. К сожалению, так устроено мировое информационное пространство, и политическая повестка дня вынуждена следовать за фокусом его внимания.

Это означает не только символические, но и вполне практические последствия. Соединенные Штаты, ранее поставлявшие в Украину свои боеприпасы, в частности со складов на территории Израиля, теперь должны взвешивать перспективу того, что это оружие понадобится союзнику на месте. Еще в большей степени такая переоценка, которая может привести к сокращению поддержки Украины, касается финансовых и гуманитарных аспектов. Ресурсы мировых игроков небезграничны.

Очевидно, Россия сполна воспользуется выгодой, появившейся вследствие террористической атаки против Израиля. Тот факт, что эта атака была приурочена не только к еврейскому празднику, но и ко дню рождения российского президента, заставил некоторых наблюдателей даже предположить, что исламисты таким образом сделали ему кровавый подарок. Если вспомнить, что раньше оппонентов Владимира Путина убивали к его дню рождения, а также если принять во внимание тесные отношения, которые Россия — наверное, вообще единственная немусульманская страна мира — имела с ХАМАС, такие предположения могут быть не только теорией заговора.

Впрочем, если задать вопрос, кому из внешних игроков выгодно резкое обострение палестино-израильского конфликта, то напрашивается ответ: другому близкому союзнику России — Исламской Республике Иран. Собственно, патрон-клиентские отношения Газы и Тегерана носят настолько очевидный характер, что можно говорить о ХАМАС как одной из иранских региональных прокси-армий. Наиболее боеспособной такой группировкой является, кстати, «Хезболла» у северных границ Израиля. Ее вмешательство в текущее противостояние может значительно расширить масштаб боевых действий. Инициировав войну, которая неизбежно приведет к всплеску солидарности с палестинцами во всем мусульманском мире, Иран очевидно сорвал договор между Израилем и Саудовской Аравией, который должен был существенно изменить геополитический расклад во всей Евразии. А если посмотреть на происходящее в стратегической перспективе, то не меньше заинтересован в срыве договора уже иранский патрон (и еще один важный союзник России) — Китай.

Кровавый кошмар, выехавший в субботнее утро из Газы в набитых террористами пикапах, может иметь очень далекие последствия в глобальном масштабе. И для Украины эти последствия очень неблагоприятные.

Последние новости

Похожие новости