«Маугли»: Правдивый диалог с поиском решений – лучшая защита от ИПСО, чем «положительная инфополитика»

Многие юристы в свое время выступили против законопроекта №8271, предусматривавшего усиление уголовной ответственности военных за невыполнение приказов. Они предупреждали, что при существующей системе это приведет к злоупотреблениям, а сам закон подорвет, а не повысит боеспособность.

«Прошло время, и я уверенно могу сказать – так и произошло», – рассказала Елена Худякова в интервью редактору отдела социума ZN.UA Алле Котляр – «Позывной «Маугли»: «Тотальное сокрытие проблем не увеличивает обороноспособность, а делает острые моменты еще более острыми».

«Маугли» отметила, что многие мотивированные и профессиональные бойцы, которые имели легальный способ уволиться с ВСУ – воспользовались им именно «из-за конфликта с держимордами».

«У нас такие [командиры] тоже случаются, и управы на них до сих пор нет, разве совсем расслабятся, и ГБР примет их на очередных конвертах. А к тому же они, а не медики, решают, нуждается ли человек в лечении и операциях, если речь идет не об ургентном состоянии», – говорит боец.

По ее словам, гражданским врачам сложно представить, какие спецоперации организуют военные медики, чтобы помочь бойцу, которому не повезло с командиром.

«Да можно писать рапорты, которые часто теряются или рассматриваются месяцами. Конечно, ситуации бывают разные, но потребность человека в стационарном лечении должна определяться профильными специалистами, а не «начальством», – говорит Худякова.

По ее словам, есть бойцы, которые увольняются из-за командиров-самодуров и возвращаются на войну «нелегалами».

«Ибо они не убегают с войны. Они убегают от самодуров, на которых нет управы. В своих социальных пузырях мы часто забываем, что не у всех есть влиятельные знакомые, определенный уровень образования и характер, которые помогают человеку отстаивать свои права. Я видела очень много тех самых простых людей, которым командиры запрещали обращаться к медикам, говорили чепуху типа «на кого составят форму 100 (первичная медицинская карточка, – ред), тот не будет получать зарплату», – рассказывает «Маугли».

По словам Худяковой, она видела откровенное травление тех, у кого ухудшилось физическое или психологическое состояние. Но ВВК напишет: «Расстройство адаптации, связанное со стрессом – пригоден».

«После попытки суицида боец провел месяц в психиатрии, на выписке была указана рекомендация – «рассмотреть вопрос о пригодности к военной службе». ВВК сочла его здоровым. Через 10 дней он повесился. Если бы за такие случаи люди, которые ставили подпись на документе, несли ответственность, в обществе было бы больше доверия к системе, ощущение, что существует справедливость и шанс защиты своих прав», – считает «Маугли».

По ее убеждению, тотальное сокрытие проблем в армии не увеличивает обороноспособность, а делает острые моменты еще более острыми.

«Попытки проводить исключительно положительную информполитику, порождает тот вакуум, который и становится простором для настоящего враждебного ИПСО. Ведь когда в обществе свободно обсуждаются проблемные вопросы и идет поиск их решения – это и есть лучшая защита от «вбросов», и подкрепление мотивации держаться в сверхсложные моменты. Ибо ты будешь чувствовать, что в мгновение, когда обратишься с проблемой за помощью, тебя услышат, не обесценят. Ты будешь чувствовать, что твоя жертва не напрасна, есть механизмы защиты от самодурства и преступных приказов», – говорит «Маугли», отметив, что «преступный приказ» до сих пор остается размытой и непонятной категорией.

Напомним, что президент Украины Владимир Зеленский подписал законопроект №8271 в январе 2023 года. Позже юристы дали советы, как действовать военнослужащему, получившему преступный приказ.

Последние новости

Похожие новости