Новые возможности: придет ли инвестор в Украину благодаря улучшениям законодателя?

Принимая решение о выходе на новый рынок, инвесторы в первую очередь оценивают уровень развития правовой системы страны, в которой, возможно, будут работать, гарантии защиты прав инвесторов и гарантии безопасности инвестиций, независимо от событий «на бэкграунде».

Конечно, не обходится и без смельчаков, которые, понимая неограниченный потенциал украинского рынка и перспективы дальнейшей евроинтеграции, готовы идти ва-банк ради возможности инвестирования на привлекательных «военных» условиях. Сейчас уже есть довольно громкие проекты при участии Grain Alliance, Kernel, Nibulon, Nestlé, Bayer, Kingspan Group и многих других, условия инвестирования которых сейчас остаются конфиденциальными. Но, к сожалению, такие инвесторы вряд ли сгенерируют необходимый для восстановления страны объем финансовых вливаний в бюджет. Ведь, по оценкам Всемирного банка, восстановление экономики только по результатам первого года войны обойдется в 411 млрд долл.

Вместе с тем именно инвестиции, а не прямые вливания международных доноров, должны стать краеугольным камнем дальнейшего восстановления Украины. Это понимает и украинская власть, продолжающая работать над созданием более благоприятных условий и преференций для инвестора, особенно если речь идет о крупных инвестициях. Как результат, внесены изменения в Закон Украины «О государственной поддержке инвестиционных проектов со значительными инвестициями в Украине» (далее — Закон), вступившие в силу 17 сентября 2023 года. Можем ли говорить о существенных улучшениях? Или только о «косметических» изменениях на бумаге? Давайте разбираться.

Что есть сейчас

С момента разработки Закона государственная поддержка проектов со значительными инвестициями и так называемые инвестняни были презентованы как абсолютный game changer. Закон фактически стал первым отечественным инструментом стимулирования инвестиционной активности и в свое время получил широкую огласку в прессе.

Но не тут-то было. На практике ситуация оказалась более сложной, и общая зарегулированность процедуры вызвала много вопросов среди инвесторов, особенно в контексте того, что решение о согласовании проекта должно принимать Минэкономики. Поэтому до сих пор ждем успешных кейсов сотрудничества государства и инвестора в рамках процедуры государственной поддержки, а также заключения первых инвестиционных договоров.

ads_loader(‘.advertising_6’,»«,’https://pagead2.googlesyndication.com/pagead/js/adsbygoogle.js’,function() {(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); });

Конечно, кроме административной сложности, ключевым фактором в этом стала война. Так, многие инвесторы, преследовавшие цель реализации масштабных проектов и рассматривающие возможность привлечения государственной поддержки (и даже начавшие готовить пакет необходимых документов, как один из наших клиентов), просто отказались от их дальнейшей реализации или поставили проекты на паузу до лучших времен.

Однако, как отмечает Сергей Цивкач, исполнительный директор Ukraineinvest (организации, сейчас выполняющей функции инвестняни), Ukraineinvest сейчас сопровождает десять инвестиционных проектов, целью которых является получение государственной поддержки. Конечно, хотелось бы говорить не о десяти, а о сотнях заинтересованных инвесторов. Возможно ли это?

Что изменится

Изменения в Закон прежде всего направлены на устранение практических преград для инвесторов на пути к государственной поддержке и на смягчение требований к проектам. В частности, речь идет о следующем:

1) уменьшении входного порога для инвестиции с 20 до 12 млн евро, что должно увеличить количество потенциальных заявителей;

2) расширении перечня сфер, в которых может предоставляться государственная поддержка, за счет, в частности, электронных коммуникаций и производства биогаза и биометана;

3) возможности привлечения государственной поддержки для уже действующих проектов, если стоимость уже вложенных частных инвестиций составляет не более 30% за последние 18 месяцев (до подачи заявки) по сравнению с общим бюджетом проекта;

4) расширении перечня объектов инвестирования за счет объектов инженерно-транспортной инфраструктуры, построенных инвестором, включительно с платой за присоединение к сетям;

5) новой форме государственной поддержки в виде компенсации затрат на строительство сопредельной инфраструктуры, затрат на подключение и присоединение к инженерным и транспортным сетям, а также освобождения от возмещения за использование лесных земель;

6) определенных улучшениях процесса коммуникации между инвестором и государством на этапе заключения инвестиционного соглашения, в частности за счет возможности двустороннего переговорного процесса.

Кроме указанных улучшений, изменения в Закон содержат и некоторые подводные камни.

В частности, на протяжении десяти рабочих дней после вступления в силу изменений все уже поданные заявки на получение государственной поддержки должны быть возвращены заявителям для их приведения в соответствие с новыми требованиями (на момент публикации этой статьи они уже должны быть возвращены). После доработки заявители, конечно, смогут их подать снова по упрощенной процедуре, но это все равно будет означать новый круг в прохождении процедуры.

ads_loader(‘.advertising_18’,»«,’https://pagead2.googlesyndication.com/pagead/js/adsbygoogle.js’,function() {(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); });

Кроме того, технически Минэкономики сейчас не имеет практической возможности принимать новые заявки, поскольку подзаконную нормативно-правовую базу для этого еще нужно привести в соответствие с новыми требованиями Закона. Можно ожидать, что Кабинет министров Украины разработает необходимое регулирование до марта 2024 года.

Каковы же ожидания

Существует надежда, что улучшения Закона также пригодятся активным инвесторам. Но, с практической точки зрения, более важными аспектами для улучшения инвестиционного климата все же являются дальнейшая борьба с коррупцией, уменьшение регуляторной нагрузки (в том числе и по поводу определенных процедур Закона), внедрение проевропейских реформ, а также увеличение возможностей для привлечения инвесторами долгового финансирования (с чем уже существенно помогают ЕБРР и другие финансовые учреждения) и страхование (и перестрахование) инвестиций от политических и военных рисков.

Работа над этим продолжается, и уже есть некоторые результаты. Так, агентство по гарантированию инвестиций MIGA, входящее в группу Всемирного банка, и Американская корпорация по финансированию международного развития (DFC) уже реализуют пилотные проекты по страхованию рисков (к которым была привлечена и команда CMS). Например, MIGA имеет опыт реализации проектов в странах, где велись боевые и террористические действия. И хотя ситуация в Украине намного сложнее, подобный опыт существенно ускоряет работу на всех уровнях.

Второй эффективный инструмент — гарантии иностранных государств-партнеров для своего бизнеса, который инвестировал или планирует инвестировать в Украину. Такой путь довольно эффективен из-за своей гибкости и скорости, и сейчас уже видим программы от немецких, французских, английских, датских, японских и польских правительств и правительственных учреждений.

Хотя война все еще тормозит дальнейшее развитие значительного количества проектов, уже сейчас можем говорить о некотором оживлении заинтересованности инвесторов в отношении Украины. Многие репутационные компании (включая наших клиентов) уже сегодня планируют дальнейшие шаги и бюджетируют инвестиции, а также активно исследуют существующие возможности и подыскивают партнеров для хеджирования рисков.

Последние новости

Похожие новости