Окупится ли ставка Си Цзиньпина на Путина? – Bloomberg

В последний раз, когда президент РФ Владимир Путин ступил на китайскую землю, он уехал домой, получив от президента Си Цзиньпина обещание партнерства «без ограничений». Менее чем через месяц он начал полномасштабное вторжение в Украину. 17 октября он вернулся в Пекин в подавленном состоянии, нуждаясь в экономической поддержке Китая и выходе из политической изоляции, которую он сам повлек за собой, пишет Bloomberg.

Ожидается, что Си и Путин сосредоточятся на своих усиливающихся отношениях. Зависимость России от Китая за 20 месяцев, прошедших после вторжения в Украину, затронула все сферы ее экономики. После того, как Запад разорвал торговые связи, экспорт Китая в Россию подскочил на 57%. По данным Bloomberg Economics, в сентябре на юань приходилась около половины стоимости всех валютных торгов в Москве – по сравнению с 0,4% в январе 2022 года. Китай сейчас является крупнейшим импортером ископаемого топлива из России, причем поставки угля с 2020 года выросли более чем вдвое.

Путин – как часть плана

Этот визит позволит России закрепить критически важную экономическую поддержку и оказывать давление на Пекин с целью подписания соглашений по новому газопроводу. Со своей стороны Си ищет надежную Россию, чтобы стать мощным партнером в построении своего видения альтернативного мирового порядка. Такого, что основывается на вековом взаимном недоверии к Западу и желании укрепить собственные позиции на острове Тайвань, который он рассматривает как отколовшуюся провинцию, но который Вашингтон обязался поддерживать.

Путин является ключевой частью этого. Действительно, если Китай вторгнется на Тайвань – Россия может сыграть решающую роль в обеспечении поставок продовольствия и топлива и потенциально обеспечить политическое прикрытие в Совете Безопасности ООН.

Не много ли Китай поставил?

Но среди некоторых экспертов и ученых в Пекине есть обеспокоенность, что Китай мало что получает от этих отношений, кроме нового рынка сбыта для некоторых своих автомобилей, телевизоров и смартфонов, а также низких цен на российскую нефть и газ. Это вызвало вопрос о том, слишком ли много Пекин поставил на российского лидера.

«Я думаю, что Путин не является идеальным партнером для Си Цзиньпина – он надеялся на гораздо большее. Он все больше и больше становится обузой для Си с точки зрения той части китайской элиты, которая не хочет подписываться под этим большим делом, которое затеяла Россия», – сказал Якуб Якобовский, заместитель директора Центра восточных исследований в Варшаве.

Си пытается найти баланс, который становится все сложнее, чем дольше тянется конфликт. Он не предоставил России никакой значительной военной помощи, которая спровоцировала бы санкции США против Китая, и предостерегает как от применения ядерного оружия, так и от нападений на гражданское население. В отличие от Путина, к которому Запад относится как к изгнаннику, Си стремится к стабильным отношениям с США и, похоже, встретится с президентом Джо Байденом в ноябре. Но его отказ прямо осудить вторжение подорвал претензии Пекина на нейтралитет и усилил скептицизм некоторых стран «Большой семерки» по поводу его мирного плана.

Пекин «опасается, что пока люди будут продолжать ставить Китай и Россию в одну категорию, они фактически сожгут мост в Европу, США и другие страны. Китай хочет представить себя как того, на кого обе стороны могут положиться», – сказал Нгеоу Чоу Бинг, директор Института изучения Китая в Университете Малайи.

Где предел «безграничной дружбы»?

Рост двусторонней торговли с Россией является редким светлым пятном для Китая, поскольку власти обеих стран пытаются дать толчок росту вялой экономики. Увеличение экспорта в Россию частично объясняется тем, что китайские компании-производители потребительских товаров восполняют пробел, который покинули сбежавшие из страны после введения санкций западные бренды.

Но в долгосрочной перспективе Москва требует от Пекина инвестиций во внутреннее производство. Такие секторы, как автомобильная промышленность, нуждаются в помощи, чтобы восполнить пробел, оставленный западными компаниями. Только восемь из 14 российских заводов по производству легковых автомобилей работают. Меньшие китайские автопроизводители уже производят в России, но для того, чтобы вернуть производство к уровню, существовавшему до вторжения, около 1,4 миллиона автомобилей с 451 тыс. в 2022 году, еще двум-трем крупным компаниям нужно будет установить сборочные линии в России..

«Для России более тесная интеграция с Китаем является необходимостью – ей нужно найти замену технологиям, капиталу, ранее поступавшим из ЕС и других стран G7. Для Китая риск состоит в том, что капитал, инвестированный в Россию, может потерять свою ценность, когда и если санкции против Москвы будут ослаблены или отменены, и ее производителям снова придется конкурировать за долю рынка с автопроизводителями из стран G7», – считает экономист Александр Исаков, освещающий вопросы России в Bloomberg Economics.

Пекин предоставляет передышку для решения наиболее неотложных финансовых проблем Москвы. Он стал главным покупателем дешевых российских нефти и газа при отсутствии европейских покупателей. За первые восемь месяцев 2023 года Китай купил у России сырую нефть на сумму около 37,5 миллиарда долларов, согласно данным китайской торговли. В конце 2022 года поставки угля выросли до более чем 64 миллионов тонн – годового рекорда, который может быть побит в этом году после того, как импорт превысил 70 миллионов тонн в период с января по август.

Одновременно с предоставлением этого финансового «спасательного круга» Пекин ожидает от Москвы более выгодного соглашения по предлагаемому газопроводу «Сила Сибири 2». Москва часто говорит о перспективах быстрого заключения соглашения, но Пекин был гораздо более сдержанным, и никаких контрактов не было подписано. Аналитики ожидают, что на этой неделе Россия будет настаивать на заключении большего количества соглашений и договоров о сотрудничестве.

Но Пекин не может слишком сильно использовать свое преимущество, считает Юнь Сунь, старший научный сотрудник и содиректор программы Восточной Азии в аналитическом центре Стимсон-Центр. «Нынешняя стратегическая трясина России не будет продолжаться вечно. В Пекине основное внимание уделяется не столько тому, сколько Россия готова дать, сколько тому, какие расходы придется нести Китаю», – говорит она.

Напомним, китайско-американский политолог Миньсин Пэй считает, что не стоит ожидать разворота Си от Путина, ведь чем слабее оба лидера, тем больше у них стимулов продолжать поддерживать тесные отношения.

Последние новости

Похожие новости